The illusion of life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The illusion of life » Владения "Oxymoron" » Библиотека


Библиотека

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Не знаю нужна ли собакам библиотека, но почитать некоторые собаки отнюдь не против.
Но в основном это место служит для того, что бы уединиться, да и мало ли для чего может служить библиотека у собак?

0

2

Венесуэла не спеша осматривала владения Оксюморон.  Делала она это от скуки. Да ей нечем было заняться, поэтому она решила побродить по владениям. Но вскоре и это занятие ей ужасно наскучило. Она остановилась на осмотре библиотеки. Здесь никого не было, как и всегда в принципе. Сюда приходили только для того, что бы уединиться. Но, а некоторые экземпляры приходили сюда почитать. Но сейчас Эл не относилась не к первым, не ко вторым. Она просто гуляла. Сука подняла голову вверх, приоткрыла пасть и втянула носом воздух. Запахи были старые. Похоже, сюда давненько никто не заглядывал. Опустив голову, а точнее вернув её в исходное положение, Эл усмехнулась. Она села на пол, несколько раз ударив по земле хвостом. Поднялось облако пыли. Венесуэла чихнула и потрясла головой. Да, уборка бы здесь не помешала бы. После, широко зевнув, собака решила поменять положение. Она вытянула передние лапы, задние же оставались в прежнем положение, и легла. Сейчас у Оксюморон почти не было никаких планов на то, что бы ограбить или убить кого-то. Авторитет готовил какой-то масштабный план, в который никого пока не посвящал. "Как то скучно стало в Оксюморон. Мы никого не грабим, никого не убиваем, ни на кого даже не покушаемся. Скукота. А я уже хочу размять свои лапы и потрепать чью-нибудь шкуру. Почувствовать сладкий привкус крови на своих губах. Услышать как хрустят кости врага от твоих острых клыков. Слышать предсмертные визги и тихое скуление от боли.  Ах, они так ласкают слух. А если к этому звуку примешиваются мольбы о пощаде, то ещё лучше. Но мы никого не щадим, так что, все эти мольбы - пустые слова, сказанные в слух. Глупцы, они всегда думают, что мы можем кого-то пожалеть. Ну-ну, мечтать не вредно." Эл положила голову на лапы и прикрыла газа. Уши уловили движение. А после, чьи-то шаги. Кто то приближался к библиотеки. Мышцы Венесуэлы были напряжены и были готовы к приходу того, кто разрушал тишину. Оставалось только выждать его.

0

3

-------> Начало игры
Ксерокс проснулся достаточно поздно, что было для такого активного пса весьма необычно. Он вскочил, и яростно потряс головой, просыпаясь и приводя мысли в порядок. Довольно вздохнул, и подошел к миске в углу. Стал лакать холодную воду. Это у него привычка - с вечера набирать ледяной воды, а утром пить, чувствуя приятную прохладу. Его широкая морда лучилась радостью и благодушием. Солнце заглядывало в окно комнаты. Даже самый ужасный злодей умеет радоваться обыкновенным вещам. И Ксерокс радовался. Он толкнул могучей лапой дверь в свою комнату, и вышел. Длинный коридор вел куда-то далеко. Огромный рыжий пес с черной мордой улыбнулся беззаботно, и бросился вперед по коридору, сворачивая случайным образом на поворотах. Он знал этот замок, как свои когти на лапах, ведь родился в нем, и жил эти два года. Ксерокс бежал, и думал о своре. Оксюморон... сочетание несочетаемого. И верно. В нашем замке проживают самые разные особи. Нас мало что объединяет, но мы живем все вместе. Странная разновидность преданности. Как и моя удача.
Ксерокс буквально летел по коридору. Вот уж отказали тормоза! Он всегда получал радость от быстрого бега, вот и теперь, высунув язык и благодушно ощерившись, не хуже борзой бежал, сломя голову. Неожиданно впереди показалась дверь библиотеки. Молодой жиган остановился, и прикрыл пасть. Осторожно толкнул мохнатой головой дверь. Она тихо скрипнула. Ксерокс всегда уважал это место. Вот и сейчас, прежде чем войти, доброжелательно вильнул хвостом. В свои годы этот леонбергер был весьма высок, и догнал по росту многих алабаев. Как-то нелепо было видеть этого исполина в старинной библиотеке. Впрочем, сам-то Ксерокс чувствовал себя здесь донельзя уютно. Этот яркий персонаж осмотрелся, а потом опустил взгляд вниз, и заметил Венесуэлу, смотрящую на него. Конечно, появление такого шумного существа, как Ксерокс, никогда не остается незамеченным. Как все-таки хорошо, что я преступник! И мне не нужны никакие правила, предписанные глупой полицией. Побеждает сильнейший, а у слабого прав нет. Борьба за существование, естественный отбор. Проверено веками, а эти жалкие собаки провозгласили себя судьями! Эх, было бы нас побольше, я б самолично возглавил отряд для завоевания Штаба! Но Бархан боится, таится. Пугливый. Ничего, все будет прекрасно. Хотя бы потому, что сегодня такой замечательный, солнечный день! 
Ксерокс добродушно посмотрел на белую собаку, и уселся на пол. Его яркие, карие глаза, почти янтарные, выделялись на фоне черной маски.
- Доброе утро, Эл! Как дела у первой красавицы криминальной своры "Оксюморон"?
Ксерокс подмигнул Венесуэле. В его мягком баритоне проскальзывала нотка радостной беззаботности. Типичный голос этого леонбергера. Нельзя сказать, что он подлизывался. Просто уже привык ежедневно делать комплименты симпатичным собакам своры. А Эл была красивой собакой. Её белоснежная шерсть нравилась Ксероксу, и он был благодушен. Но почти все члены своры знают, каков Ксерокс в бою. Он абсолютно непредсказуем, и ведет себя, как сумасшедший! Он смеется надо всеми - над собой, над противниками, над свояками, и вытворяет какие-то немыслимые движения. В этом его фишка.
Ксерокс придвинул толстый хвост к массивным лапам. Он был доволен жизнью.

0

4

Да, а тишина была нарушена и достаточно шумным существом. Эл услышала достаточно громкий топот лап по полу. Она фыркнула и закрыла лапами уши. Всей своей мимикой она выражала своё недовольство. Брови были нахмурены, а мышцы челюсти напряжены. Ей хотелось отдохнуть, побыть в одиночестве, уйти от всех проблем и забот. Пусть тот кто бежал пробегает мимо, а её не трогает. А если не пробежит, то Венесуэла заставит его это сделать. Такой уж она была по характеру. Но кто же был таким шумным нарушителем тишины? Кто же, как не Ксерокс. Да, это имя псу определённо подходило. Ксерокс - это такая шумная техника для печатанья ксерокопий, которая постоянно жужжит. Эл частенько слышала это от других собак. Ксерокс добродушно сел на пол и сделал комплимент суке, после чего подмигнул. Но та лишь прищурила свои глаза и посмотрела на молодого Жигана. Да, в свои годы этот кобель успел много достичь. Молодец, что сказать. Венесуэла лениво приподнялась на свои лапы, слегка махнула хвостом и сказала:
-Доброе. Придержи свои комплименты для наивных дурочек, которые вешаются на шею каждому встречному. - в голосе отчётливо слышался холод и полное безразличие. Ксерокс был симпатичным кобелём, но сердце Эл было покрыто льдом, она была холодна ко всем кобелям, почти. В её сердце запал один кобель, но он был по сути её врагом. Дельгадо. Чем-то уж он её зацепил, но он был босом в полицейском штабе. Самым злейшим врагом своры "Оксюморон".  Но внутри суки затаилось очень странное чувство. По правде, Эл никогда никого не любила. Всё что она испытывала, так это слабая и лёгкая симпатия. Она совершенно не умела любить и не знала как это. Как это любить? Она нравилась многим кобелям, но ко всем была холодна и всегда отказывала. Ладно, мы не много отошли от темы. Вернёмся в реальность.
-Прекрасно. Правда скучно. Хочется уже размять лапы в бою и почувствовать сладкую кровь. - бесстрастно сказала Венесуэла и облизнула губы, предвкушая блаженный вкус. - Твои как? - зевнув, спросила она, чисто ради интереса. Может хоть Ксерокс развеет скуку. Эл села на землю, хвост плотно лёг на лапы. Тело всё было расслаблено, а сама собака была спокойна.

0

5

Белая овчарка поднялась. Ксерокс продолжал невозмутимо сидеть. Только чуть нахмурился. Ответ Венесуэлы заставил пса резко опустить голову, и обратить взгляд на пол. Уголок его рта чуть дернулся. Да, это было обидно. И холод в голосе, и безразличие во взгляде - обидно. Все-таки, леонбергер вложил в свои слова долю искренности. Он поднял лобастую голову, и негромко проговорил:
- Я не делаю комплиментов наивным дурочкам. Наивным дурочкам и комплиментов не надо.
Ксерокс вздохнул. Его роскошный хвост больше не дергался радостно из стороны в сторону. Какое-то идиотское ощущение. Будто бы уже наступил вечер, а день прожит зря. Терпеть этого не могу!
Как обычно, настроение Ксерокса менялось с феноменальной скоростью. Он чуть жалобно посмотрел на Эл, но промолчал. Молодой пес очень болезненно переносил свои неудачи. Может, потому что являлся чертовски удачливым от рождения? Его удача - палка о двух краях. И хорошо, и плохо. Полный оксюморон. Ксерокс повернул голову в сторону, и принялся рассматривать стеллажи. Он прекрасно видел потрепанные корешки книг, различал названия. Но это мало о чем говорило псу. Ксерокс мельком глянул на Эл. Она была задумчива.
Эх, видели бы меня отец с матерью! Только и умею, что убивать. А чего я достиг на ином поприще? Вообще никаких талантов. Только эта пресловутая удача.
Молодой жиган недовольно ощерился. Его взгляд остановился на одном из стеллажей. Ксерокс забавный пес - приходя в состояние задумчивости, он цепляет взгляд за какой-нибудь предмет. Интересно, о чем Эл думает? Может, обо мне? Когда она смотрит на меня этим холодным взглядом, я сам себе кажусь маленьким и ничтожным. Как ни печально, а так и есть. Я могу совладать с чем угодно, но не с собой.
Но тут раздался голос Венесуэлы. Жиган резко повернул голову. Он слушал. Внимательно слушал.
Его взгляд стал чуть недоуменным. Сладкую? Странно, а мне кровь всегда казалась соленой, с привкусом ржавчины...
Но вслух так ничего и не сказал. Решил, что у каждого свои причуды. Но все-таки ответил на вопрос белой овчарки:
- У меня все хорошо.
Он натянуто улыбнулся. Но даже от такой недостоверной улыбки Ксероксу стало легче на душе. Он позволил себе расслабиться, и даже начал говорить о чем-то своем:
- Ты же знаешь, я не злой. Злые убийцы не могут убивать: все у них не так, все через пень-колоду. Я веселый убийца. И не хочу убивать, да придется. Чувствовать вкус крови я тоже не хочу, но буду. Когда прикажут. Я ведь правильный убийца.
Ксерокс был как-то странно спокоен, но внутри него шевелилась подступающая радость. Почему-то ему снова было весело. Этот пес вообще какой-то чудак неуравновешенный.
- Впрочем, мне нравится твоя точка зрения, - довольно провозгласил он, спокойно глядя на Эл. Ксерокс любил смотреть на собеседника. Правильнее сказать, даже не смотреть, а осматривать. С ног до головы. Изящная фигура овчарки нравилась жигану также, как и её белоснежная шерсть, но он молчал, рассудив, что добиваться расположения этой аристократки лучше тихо и осторожно.
А Ксерокс умел быть тихим и осторожным. Когда потребуется.

0

6

Эл заметила, что после её холодных слов, Ксерокс опустил голову и улыбка пропала с его морды. Он обиделся, ему сделалось больно, зацепила его? Это вызвало усмешку на губах суки. Её всё это смешило. Но вт слова пса и его вздох, пробудили в душе Венесуэлы какую то жалость к нему. Его жалобный взгляд усилил жалость, да и хвост кобеля уже радостно не метался из стороны в сторону. "С чего это у меня проснулась жалость? Я же жестокая и холодная. Как в бою, так и в отношении с кобелями. Здесь нет места жалости. Ну почему я её тогда чувствую? Я должна оставаться холодной, как всегда." какой то комок подошёл застрял в глотки. В душе смешались все чувства. как и в мыслях царил хаос. Венесуэла встала и сделала пару не решительных шагов в сторону кобеля, и когда она подошла к нему в плотную, то уткнулась свои влажным носом ему в плечо. Она вдохнула его запах, хвост покачнулся. Она никогда так не делала, да и кобелей не подпускала к себе близко, только на расстоянии. Всегда держала дистанцию. Но что то подтолкнуло её это сделать. Ей как-то захотелось почувствовать тёплый бок рядом, да и вообще почувствовать тепло. Эл всегда была холодна и порой говорили, что у неё сердце сделано из льда и она не просто не может ничего чувствовать. Но всё было не так. Она всё прекрасно чувствовала, кроме боли и страха, конечно.
-Эх, Ксерокс, Ксерокс. Запомни, таких как я - трудно добиться. Для этого нужно много терпения и стальные нервы. А они есть не у всех. Главное терпение. И оно обязательно вознаградится. - с лёгкой улыбкой произнесла Эл, после чего отошла от кобеля и села на своё насиженное место. Она снова положила свой белоснежный хвост на лапы. Ксерокс начал говорить о чём то своём. На что Эл ответила:
- Никто из нас не убийцы. Это просто наша работа. Мы делаем то, что нам приказывают. Если бы нам не нравилось это дело, мы бы уже наверняка ушли бы в Штаб Полиции. А хладнокровно убивать - это наша работа, хотим мы или нет. - проговорила сука. Её взгляд был направлен в даль. Она снова задумалась. А правда, это же просто их работа. Они выполняют то, что им приказывают и всё. Не более.

0

7

Когда Венесуэла встала и сделала шаг к Ксероксу, тот был весьма удивлен. Он недоуменно глядел на белоснежную собаку. Но она лишь уткнулась мордочкой в его плечо. Пес был и обрадован, и растерян. А вокруг ни души, только ряды старых стеллажей. А потрепанные корешки книг не могли смотреть с укором. И это было прекрасно, потому что Ксероксу стало немного стыдно за то, что сильная Эл вдруг проявила такую странную слабость, и он виновник произошедшего. Не слышно было и тихих шагов других членов своры. Мир будто замер. Ну а молодой жиган просто не решался разрушить спокойствие, царящее в этом старом, просторном помещении. Он пытался заглянуть себе в душу, но так и не смог понять, что чувствует. Только какая-то странная, приятная боль на сердце. Ксерокс считал, что ради таких ощущений стоит жить. Хотя какой-то четкой грани между пессимизмом и оптимизмом у него не было. Да и не будет, скорее всего. Он такой. Не рыба, не мясо. Эл отошла, и села на прежнее место. Ксерокс позволил себе выдохнуть. Потом опустил голову, и чуть усмехнулся. Он-то думал, что поймал рыбку на крючок, а выяснилось, что сам попался.
Слова овчарки заставили молодого леонбергера задуматься. По сути, жить ему было легко и просто, с его-то удачей. Да, завалило арматурой мать, да, упал с вышки отец, но с ним-то самим все в порядке. И ребра срослись, и шишка заросла, и те два перелома прошли незаметно. А теперь все гораздо сложнее. Духовно сложнее. Ксерокс силен по духу, он никогда не позволит себе сдаться, никогда не станет жалеть себя, но вот сейчас, почему-то, очень захотелось именно поплакаться на злую судьбу, хотя злой она не была вовсе. Пес решительно помотал головой, будто надеясь, что из нее уйдет вся эта чепуха.
Он ответил Венесуэле:
- А я не буду добиваться. И ставить перед собой цель не буду. Ведь добиваться - значит принуждать. А я никогда никого не принуждаю. Так уж повелось. А насчет терпения... во мне много чего есть, я, можно сказать, универсальный. Так что, я вполне могу побыть терпеливым.
Ксерокс улыбнулся. Кажется, обстановка становилась более обыденной. А то, что происходило несколько минут назад - секрет. Большой секрет. Леонбергер посмотрел на свои лапы. Его большие, тупые когти могли нанести противнику серьезную рану. Ведь можно убить и тупым ножиком. А острые зубы не раз впивались в чужие загривки и глотки. Но теперь эта естественная амуниция казалась Ксероксу чем-то ничтожным. По сравнению с тем, что творилось внутри. А разговор продолжался.
Молодой пес почувствовал себя и вовсе щенком. Он беспомощно посмотрел на белую овчарку.
Странные слова. И все же, Ксерокс попытался ответить. Искренне.
- Я не уйду в полицию. Никогда. Ненавижу тех, кто считает себя "вершителями правосудия". Сильный должен выжить, слабый - умереть. Умный - сможет приспособиться, а глупый - нет. И эти штабные "герои" защищают бесполезное мясо. Поэтому я остаюсь в криминальной своре. Мои принципы не позволяют работать мне в другой сфере деятельности. 
Пес нахмурился. Полиция... что может быть нелепее? Жалкая кучка псов, вообразившая себя добродетелью. Свора сделала для города гораздо больше. Взять хотя бы всех недомерков, от которых мы избавили Сан-Франциско!
Ксерокс искренне ненавидел полицию в целом, и всех полицейских по отдельности. Его мечтой было встать в рядах войска, которое очистит город от этой грязи. Но мечта - штука нелепая. Как и надежда.
И молодой жиган старался мечтать поменьше.

0

8

НАЧАЛО ИГРЫ.
Лениво переставляя лапы, Альбедо плёлся вдоль длинного роскошного коридора здания. Со временем он перестал придавать красоте и богатому виду владений Оксюморон внимание. Хотя, раньше не мог себе и представить это. Ведь, это всё-равно было необычно. Как не посмотри. Он - простой бродячий пёс, бандит из небольшой шайки. Однако, по тому, как он живёт и как сыто себя чувствует, такое вряд ли можно было предположить. Значит, его выбор Оксюморона был верен. Что с ним было бы, если бы он нахмурил нос перед этим вариантом и ушёл бы в другие края. Или, стал бы мирным жителем? Чувствовал ли бы он такое же довольствие жизнью? Чувствовал ли бы он ту же свободу? Этот образ жизни, который он вел на протяжении нескольких лет, был как будто создан для него. Он действительно подходил под его характер. Законы своры тоже его устраивали и не ограничивали. Они какой-то частью подходили под его взгляды, а это ли не прекрасно? Можно подумать, ты сам составлял эти порядки, которым следуют окружающие. Хотя, пёс сам не всегда стремился соблюдать их, но этому были глупые причины. Вплоть до гордости, желания спорить или протестовать. Умом же он поддерживал их. Конечно, кое-что можно было и изменить, но в целом они были неплохо "сказаны". Они вполне могли держать эту шайку под контролем. Да, даже тем, кто действует против законов, нужны законы. Они, вообще, всем нужны. Это же, как алгоритм. Без него пришлось бы сложнее.
Альбедо шёл понурив голову. Оставалось совсем немного до библиотеки, в которую он обычно даже не заглядывал. Запахи ветхих книг, пыль - всё это жутко раздражало его нюх и вместе с тем и самого Альбедо. Но, на этот раз, что-то заставило его приостановиться у двери. А именно, чей-то разговор и запах собак. Альбедо приникнул к стене около двери так, чтобы его не было видно и прислушался. Да, там точно кто-то был и не один. Правда, об этом можно было судить и по запахам. Пёс затих и даже на какое-то время задержал дыхание. Ему хотелось послушать, а точнее подслушать о чём говорят. Может, готовиться что-то интересное, о чем ему могут не сказать. Или это какая-то полезная и ценная информация, которую некоторые захотят заполучить. Да, он мог бы хорошо этим воспользоваться в выгоду себе. Он уже практиковал что-то подобное.
Было довольно тихо, что играло на лапу. Поэтому, псу удалось услышать всё то, на что ему удалось сейчас попасть: - Я не уйду в полицию. Никогда. Ненавижу тех, кто считает себя "вершителями правосудия". Сильный должен выжить, слабый - умереть. Умный - сможет приспособиться, а глупый - нет. И эти штабные "герои" защищают бесполезное мясо. Поэтому я остаюсь в криминальной своре. Мои принципы не позволяют работать мне в другой сфере деятельности. - Альбедо улыбнулся. Да это же явно был его приятель - Ксерокс. Да, это был его голос и его выражения. Но, тут же он разочаровался. Вряд ли Ксерокс мог говорить о каких-то тайнах. Да и услышанное Альбедо предложение не было секретным. Если это, конечно, не какой-то тайный шифр. Альбедо задумался, но через миг уже встряхнул головой, отмахнувшись от этой мысли. Даже если так - ему не хотелось копаться в этом. Лучше он найдёт что-нибудь полегче.
Пятнистый пёс скользнул к дверному проёму и уже через полсекунды вошёл в саму библиотеку, осматриваясь по сторонам. Теперь он мог увидеть присутствующих. По-мимо его друга, которого он узнал уже по голосу, здесь была представительница аристократии своры. Да, её он тоже узнал. Впечатляющая белоснежная собака - он давно запомнил её. Но, это и припугнуло Альбедо. Он решил, что надо как-нибудь вежливее поздороваться с ней.
- Здравствуйте... Венесуэла. - Альбедо слегка поклонился белой особе, понадеявшись, что всё это вместе будет выглядеть вежливо. И только потом чуть кивнул Ксероксу. Ну, с ним в каком-то смысле дела обстояли легче. Хотя, и к нему следовало бы отнестись с почтением. - Ксерокс, рад тебя видеть. - поприветствовав присутствующих, Альбедо сел около ближнего к нему стеллажа с книгами, опираясь на него. Потом, посмотрел на собак, добавил: - А, ну да... Надеюсь, я вам не помешал хе-хе. - пёс тихо отчего-то посмеялся, практически себе под нос. Видимо, мыслям, которые ему навеяла эта ситуация. Но, пока он не хотел показывать виду, что что-то подумал.

офф

да, я влезаю сюда.
никто не против же?)

Отредактировано Альбедо (26-03-2012 21:38:42)

0

9

Ксерокс видимо не ожидал, что Венесуэла, такая холодная и сильная, позволит себе такую слабость. Он ответил на её слова, потрясся головой. Интересно, о чём он рассуждал в этот момент? Во время этой не большой паузы, которая воцарилась в их разговоре? Обычно, это не интересовало Эл. Но если задуматься... О чём сейчас мог думать собеседник? Рассуждать о жизни, вспоминать прошлое, думать о будущем, да о чём угодно он мог думать. Это же его голова, его мысли. Никто не имел к мыслям доступ кроме их обладателя. Ну исключением были телепаты. Но Эл к ним не относилась. Хотя лучше не знать чужие мысли. А зачем? Что бы знать, то что тебе не надо? Конечно, если ты читаешь мысли не у своего врага. Вот там бы телепатия пригодилась. Но эта сука прекрасно справлялась и без телепатии. Она с лёгкостью могла предугадать следующее действие или шаг своего соперника. Просто она отлично знает поведение своего врага. Она изучала его полностью, все привычки, поведение, вкусы. Она тайно следила за каждой своей жертвой. Венесуэла как охотник изучала свою добычу, тихо преследовала и нападала. Ладно, мы не много отвлеклись от темы. Пауза затянулась, после чего Эл сказала.
- Добиваться и принуждать -разные вещи. Принуждаешь - ты делаешь насильно это, заставляешь. А добиваясь, твоя цель сама может ответить взаимностью. Смотря, как добиваешься. Если делаешь это от всего сердца, стремишься ко своей цели, то на это ответят взаимности. Порой, выбраная цель может присмотреться и понять, что рядом, тот кто добивается, её судьба - с усмешкой сказала Эл и вытянула передние лапы. Потянувшись, она зевнула. Она легла и положила свою голову на лапы. Она посмотрела снизу вверх на Ксерокса.
- Да... Они считают себя лучше нас. Мы должны показать, кто в этом городе главный. Эти доброжелатели всегда суют свой нос туда, куда не надо. - нахмурилась Эл и махнула хвостом. Её бесили эти выскочки. Всегда такие правильные, хорошие. Аж противно становится. Тут в библиотеке появился ещё пёс. Альбедо. Он вежливо поздоровался и поклонился.
-Приветствую. Нет, не помешаешь. - с усмешкой сказала Эл, не поднимая головы.

0

10

Со стороны входа подул прохладный ветерок. Кажется, в Зале заседаний кто-то открыл окно. А с библиотекой этот зал связан всего лишь одним коридором. Шерсть на спине чуть колыхалась от легких порывов ветра. Яркие глаза Ксерокса мало что выражали. Даже чувств никаких не осталось. Все сгорело, да истлело без огня и дыма.
Занятный сегодня день, - лениво подумал пес. По правде говоря, ему хотелось бегать, прыгать и лаять, но сдержанность - залог успеха. По крайней мере, в случае Ксерокса.
А белая овчарка Эл отвечала. И молодой жиган все также внимательно слушал её.
Потом чуть улыбнулся, и сказал:
- Значит, я не люблю добиваться. И ещё реже делаю что-то от сердца. На меня нельзя положиться.
Ксерокс ощутил, что в кое то веке ему захотелось стать надежным. Не просто широкоплечим бугаем, способным расшвырять врагов на раз-два, а невозмутимым типом-скалой. Чтобы каждый мог доверить свою жизнь. Внезапно до него дошло, о чем он только что думал. Уголок рта чуть скривился. Боже, что это сейчас было? Похоже, на минуту я потерял рассудок. Главное в жизни - чтобы все в лапы, и без обязательств! Пфф, нужна мне эта ответственность, как пятая нога!
Ксерокс гордо выпрямился, и с превосходством посмотрел на один из стеллажей. Впрочем, шкаф не обиделся, а отреагировал на редкость равнодушно.
Тут-то и заглянул в библиотеку новый "посетитель". Альбедо, чей тонкий и изящный силуэт прекрасно гармонировал с античной красотой библиотечного зала, направился прямиком к беседующим собакам. С приходом этого далматина обстановка совсем разрядилась, молодому леонбергеру стало уютно. Он улыбнулся бандиту.
Сначала Альбедо уважительно поприветствовал старшую по рангу - Венесуэлу, а потом уже по-свойски обратился к Ксероксу. Радость от встречи с приятелем была столь велика, что он не прекращал улыбаться.
- Здорово, Альбедо! Я рад, что ты пришел.
Кажется, теперь все на своих местах. Эл с Альбедо прекрасно поговорят на разумные темы, а моя глупая голова сможет наконец-то отдохнуть.
Ксерокс, как говорилось ранее, очень быстро менял свое настроение, и теперь лучился от радости, хотя минут пять назад размышлял вполне пессимистично. А десять минут назад вовсю разбрасывался циничными фразочками о сильных, слабых и полицейских.
Через несколько минут туповатого молчания до Ксерокса наконец кое-что дошло.
А почему это я сижу тут и размышляю о всякой фигне вместо того, чтобы куда-нибудь улизнуть? Мое тело не приспособлено для долгого нахождения на одном месте. Теперь надо как-то потактичнее убежать.
Молодой леонбергер притворно ахнул, и сказал:
- Знаете, ребята, а у меня ведь запланированы кое-какие дела. Боюсь, что вынужден оставить вас.
Потом обратился лично к белой овчарке:
- К тому же, Альбедо - прекрасный собеседник. Умный и галантный. Удачи, Эл!
Ксерокс улыбнулся пятнистому другу, и торопливо вышел за дверь библиотеки.
Он ликовал. Свобода, вот она как хороша! Я слишком свободолюбивый, и совсем не приспособленный для беседы в интеллигентном обществе. Ну да ничего, интеллигентное общество и без меня, распрекрасного, обойдется.
С такими мыслями Ксерокс неторопливо пошел по коридору. Он не думал о том, куда идет, а просто шел, вообще не наблюдая за дорогой.
Изредка ему встречались знакомые морды криминальных псов, и он добродушно здоровался.
Беззлобно огрызнулся на молодого кобелька, который задорно обозвал жигана "шандарахнутым".
Честно говоря, это идиотское прозвище меня уже раздражает. И что с того, что в детстве я получил арматурой по темечку? Боевого пыла это не умерило, да и не такой уж я безумец, как может показаться.
Леонбергер фыркнул скептически, и отправился дальше по своим "делам".
--------> Подвал

Отредактировано Xerox (26-03-2012 23:57:01)

0

11

Когда "коллеги" поприветствовали Альбедо, ему стало ещё спокойней. Пёс окончательно расслабился, обмякнув на стеллаже. Теперь у него было достаточно времени, чтобы изучить убранство библиотеки. Как и во всём, что принадлежало Оксюморон, здесь преобладали витиеватость и изящество. К этим качествам в мыслях, Альбедо незаменимо добавлял ещё "старость" и "пыльность". Последнее раздражало пса больше всего. А что касается "витиеватости", то в этом Альбедо вообще не видел особого смысла. Ему бы сошло что-нибудь проще. Но это было его мнение, а если посмотреть со стороны, то преступная свора специально выбирала подобные места для своего обитания. Как, кстати, и вершители правосудия. Все, так или иначе, стремились к богатому виду. Наверное, он обычно и указывает на власть. Власть там, где красиво.
Альбедо скользил взглядом по потолку библиотеки, не забывая поглядывать и на знакомых. Похоже, Ксерокс обрадовался его приходу. Легкая улыбка коснулась и губ Альбедо. Это было взаимно. Он давно уже не болтал с этим жиганом. Ему даже стало интересно узнать, как идут его дела. Ну, и кроме того, поговорить об этих самых делах. Может у Ксерокса на примете есть какая-нибудь работёнка, которая заинтересует Альбедо, а то он, что называется, застоялся уже. Надо было и практиковаться. Только вот, кое-что ему мешало раскрепощённо выведать у жигана об этом: Венесуэла. Мало ли, там будет что-то, что аристократии лучше не знать. Всякое бывает. Тем более, он был не настолько хорошо знаком с этой особой. Да и она явно было выше его "круга". С ней мелкие грязненькие делишки обсуждать не хотелось. Хотя бы из-за того, что как-то стыдно было и совсем не к месту.
- Знаете, ребята, а у меня ведь запланированы кое-какие дела. Боюсь, что вынужден оставить вас. - Альбедо пристально посмотрел на Ксерокса. *Что? Чего.... Как это ещё оставить, эй?!* Затем, его приятель обратился к аристократке: - К тому же, Альбедо - прекрасный собеседник. Умный и галантный. Удачи, Эл! - Альбедо следил глазами за действиями пса. Тот и вправду встал и пошёл по своим делам. Далматин едва успел проводить его взглядом. Он почувствовал, что у него, как будто отобрали игрушку. *Эй, эй, эй. Куда это он? Я же хотел с ним перетереть наши дела? Ну... Ну... нет. Нет, так не пойдёт. Я чувствую, что меня, словно спихнули.* Альбедо с ухмылкой припомнил слова Ксерокса о том, что он умный и галантный, да и к тому же ещё и хороший собеседник. *Льстит что ли? Ох, уж этот жиган. Ну о чём я могу говорить, кроме как о мелких преступных делишках и о том, как у меня постоянно что-то в них, да не так пойдёт. Или о чём, кроме того, что предлагать какую-ту маленькую аферку? Хм!* - Альбедо перевёл взгляд на белую Венесуэлу. Он был в замешательстве: остаться всё-таки с ней или бежать следом за Ксероксом. Его, в принципе, ещё можно было догнать.. но, стоило ли? Пятнистый пёс склонил голову набок, задумавшись. О чём он мог говорить с Венесуэлой? Он даже знал-то только её имя. Хотя, с другой стороны, вот и повод познакомиться. Или же, лучше тоже улизнуть, как это сделал Ксерокс. Альбедо лениво взглянул на дверь. Всё-таки, он решился идти.
- Извините, но, думаю, я тоже пойду. - при этих словах пёс встал и начал медленно продвигаться к выходу. - Потому что я... эм. - пёс замялся. Хотя, посчитал что здесь нет ничего невежливого. - Ххех. Ну, я, в общем, пойду. Насиделся. - последнее можно было не добавлять, но оно как-то случайно слетело с языка. Он, вообще, при всей хитрости, которую ему приписывают сначала говорил, а потом думал. За этот язык без костей, ему часто мяли бока. Но, умней он от этого, увы, не становился и привычек своих не менял.
Пёс тихо вышел из библиотеки и постарался унюхать след Ксерокса. *Похоже, он пошёл куда-то в ту сторону. Или нет? Хм. Нет, всё-таки туда... вроде.* И пёс, принюхиваясь, зашагал по длинному коридору.

Отредактировано Альбедо (27-03-2012 19:18:04)

0


Вы здесь » The illusion of life » Владения "Oxymoron" » Библиотека


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC